Жизнь на пределе

Шамиль Загирович Галимов 1985, май
Об авторе

Шамиль Загирович Галимов (1925–1998)

профессор Поморского государственного университета им. М. В. Ломоносова, известный литературный критик, член Союза писателей, участник Великой Отечественной войны.

Перу литературного критика и литературоведа Шамиля Загировича Галимова принадлежат посвящённые творчеству Ф. А. Абрамова статьи в периодических изданиях, предисловия к сборникам произведений писателя. Особое место занимает монография «Фёдор Абрамов. Творчество, личность», вышедшая в Северо-Западном книжном издательстве в 1989 году.

Текст

Жизнь на пределе

[ОТРЫВОК]

Впервые я увидел Федора Александровича Абрамова в сентябре 1952 года, когда сдавал вступительные экзамены в аспирантуру Ленинградского университета по кафедре советской литературы. Вопрос по литературе мне достался нелегкий: послевоенная деревенская проза. Я уже слышал, что в составе экзаменационной комиссии будет сам заведующий кафедрой А.Г. Дементьев, профессор Л.А. Плоткин и молодой доцент Ф.А. Абрамов. Первых двоих я встречал, Абрамова еще не видел. И вот, отвечая на вопросы, я сразу же обратил внимание на этого третьего, небольшого роста, стройного, темноволосого преподавателя, который, как мне показалось, слушал ответы более сочувственно, чем другие экзаменаторы. На дополнительный вопрос (чего так боятся все экзаменующиеся) — о негативных явлениях в развитии «деревенской» прозы — задал все-таки он, и, когда я начал говорить о последствиях пагубного воздействия на многие произведения о деревне «теории бесконфликтности», это вызвало одобрение всей комиссии...

Ф. Абрамов, по-видимому, узнал обо мне раньше, что мы земляки, с Архангелогородчины (ведь наши анкетные данные членам комиссии были известны), но сближаться не спешил, встреч не искал, и после моего зачисления в аспирантуру виделись мы не часто, разве лишь на общих заседаниях кафедры, на которые приглашались все аспиранты. И все-таки предпосылки для более тесных отношений были. С Ф. Абрамовым легче было найти общий язык, чем с другими членами кафедры: он и по возрасту был ближе к нам, к аспирантам. А меня с ним сближал
и общий жизненный опыт: оба выросли на суровой северной земле, у обоих за плечами были фронтовые дороги, ранения, госпитали, оба когда-то учительствовали. Да и «крестный отец» был у нас общий: диссертацией руководил Л.А. Плоткин, который года за два до этого был научным руководителем и у Ф. Абрамова.

Как-то на одном из заседаний кафедры, когда происходило бурное обсуждение главы аспирантской диссертации об эстетике В. Маяковского, с резковатым молодым задором выступил и я, говоря о значении традиций В. Маяковского для развития современной поэзии. Конкретные суждения забылись, но помню, что они понравились Федору Александровичу, он похвалил мое выступление.

Читать весь текст